Содержание

Введение

О современных реалиях и уроках истории.

Значимые мнения международных игроков

Проект «полезная Сирия»

Проект «курдская федерация»

Эпилог: необходимые позиции

 

 

 

Введение

 

Современное состояние сирийского вопроса и развитие хода войны в Сирии на протяжении последних нескольких месяцев показывают, что призрак разделения страны не только присутствует, но чем дальше, тем больше угрожает Сирии и сирийскому народу.

Даже соглашение о прекращении огня, достигнутое между госсекретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым  9 июля (оно вступило в силу в понедельник, 12 июля), не избавило Сирию от этого призрака.

 

О современных реалиях и уроках истории

 

Выводы, сделанные из аналогичных ситуаций в истории, говорят о том, что чем дольше продолжается конфликт, тем больше появляется аргументов в пользу расчленения государства: затяжной конфликт способствует тому, чтобы  это стало допустимым выбором. Разворачивающийся на протяжении 6 лет сирийский конфликт кровью и огнем рисовал карты, формирующиеся в разных районах страны. Эти карты уже соотнесены  с тем или иным региональным или международным игроком, так что выбор в пользу разделения страны стал для его сторонников не иллюзией, а реальным итогом всех событий.

Означает ли это, что Сирия идет по безальтернативному пути раздробления страны, и что само разделение стало неизбежным выбором в ряду предполагаемых или ожидаемых вариантов урегулирования конфликта? Ответ не настолько прост, несмотря на все происходящие в Сирии события. География Сирии с политической и демографической точки зрения делает ее неразделимой страной, она опирается на религиозное и этническое разнообразие страны, поэтому разделение Сирии представляет угрозу всему региону. Есть ли у кого-либо из влиятельных международных игроков намерение положить планы нового «Сайкс – Пико» на стол переговоров, и таким образом пересмотреть все карты региона? Существует ли указания на то, что подобные намерения существуют?

 

Значимые мнения международных игроков

 

Стоит обратить внимание на выступления представителей международных влиятельных сил, посвященных решению сирийского конфликта. Среди этих выступлений стоит выделить заявление заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова, сделанное им в конце февраля. Сергей Рябков заявил о том, что «с точки зрения Москвы, одним из возможных вариантов может стать федерализация. Если в итоге переговоров участники придут к консолидированному мнению, что именно эта модель государственного устройства будет устраивать все стороны, и она обеспечит задачу сохранения Сирии единой, светской, независимой и суверенной, то кто же может против этого возражать?».

Старший исследователь МГИМО Юрий Фенин, комментируя заявление Рябкова, сказал, что федерализация – это «один из обсуждаемых вариантов» и, несмотря на то, что это –  лишь заявление для СМИ, этот вариант представляется «наиболее реалистичным и близким к политической и демографической ситуации Сирии после долгого конфликта». Он подчеркнул,  что «этот подход может в будущем вызвать к жизни другие предложения, которые будут обсуждаться в Женеве».

С другой стороны, нужно также упомянуть о заявлении США, сделанном незадолго до выступления Рябкова. В нем говорилось о наличии “плана Б” по Сирии и угрозе сирийцам и миру, состоящей в возможности разделения Сирии, в случае если конфликт продолжится. В этом контексте стоит обратить внимание на  выступление директора Центрального Разведывательного Управления (ЦРУ) Джона Бреннана в конце июля на ежегодном форуме по безопасности в городе Аспен (штат Колорадо). В ходе выступления Бреннан выразил свой «пессимизм по поводу будущего Сирии» и упомянул, что он «не знает, сможет ли Сирия остаться единой, как это было пять лет тому назад, перед началом конфликта».

Аналитики считают, что заявление такого высокопоставленного лица как Бреннан означает, что не только Сирия, а весь регион вступает в новый этап своего существования. Кроме того, совместные российско-американские действия показывают, что речь идет о реконструкции региона в соответствии с новым русско-американским соглашением Сайкса-Пико (наподобие соглашения Сайкс-Пико 1916 года). Это соглашение основано на создании «курдского государства», давней неосуществленной мечты курдов с 1920 года, а также на создании «алавитского государства», несмотря на низкую вероятность успеха такого рода проекта, который имеет все шансы стать началом бесконечных войн. Нас интересует то, что в выступлении Бреннана заключались две важных мысли, каждая из которых подразумевает под собой большой проект. Первая их них – это неуверенность в том, что «Сирия будет единой», а  вторая  состояла в том, что будущее Сирии еще не определено. Означает ли это, что продолжительная война – это  своего рода способ начертить новые границы и карты региона? Можно ли сказать, что воспрепятствование любому урегулированию нацелено на создание условий для созревания таких проектов?

Очевидно, что заявление Бреннана возникло не из пустоты, человек, занимающий такой пост в руководстве наиболее видного разведывательного аппарата в мире, не делает безосновательных заявлений, скорее всего, у него есть эксклюзивная информация, на которой он основывает свои заявления. Это также можно сказать и о его заявлениях по Сирии и Ираку, сделанных в исследовательском центре в Нью-Йорке 12 сентября, накануне подписания российско-американского соглашения по Сирии в Женеве. Именно в ходе этого выступления он подчеркнул «вероятность разделения двух стран: Сирии и Ирака». В качестве причин этого разделения он назвал «большое количество пролитой крови», «беспрецедентную разруху и крах страны», «религиозное разделение общества», а также «невозможность создания единого государства, способного справедливо управлять двумя странами».

Это заявление согласуется с выступлением госсекретаря США Джона Керри на интервью в программе «Утренний выпуск» на «Национальной радиостанции» 14 сентября, в котором он говорил о том, что «это последний шанс сохранить Сирию единой», добавляя, что «если сейчас мы не сможем остановить боевых действий, сесть за стол переговоров, то бои могут возобновиться с новой силой». Этим он отвечал на критику по поводу подписания соглашения о прекращении огня с министром иностранных дел России.

С другой стороны, бывший министр обороны Израиля Моше Яалон в своей статье «Невозможное соглашение», опубликованной в израильской газете «Едиот Ахронот» 15 сентября (имеется в виду  российско-американское соглашение), что «прекращение огня в Сирии не наступает потому, что сталкивающиеся интересы влиятельных зарубежных игроков в Сирии не позволяют осуществить политическое урегулирование и  добиться окончательного решения, способствующего новому положению в разделенной стране и прекращению кровопролития». Он высказал мнение о том, что «прекращение огня – это в основном внешняя попытка вмешательства, а не желание самих воюющих сторон прекратить войну». Он упомянул о том, что заявления внешних игроков о желании сохранить единство Сирии являются «нереальными», по его словам, Сирия «уже разделена на кантоны на этнической основе […] и она останется такой надолго».

Означает ли это, что единство Сирии поставлено под сомнение? Неужели  единство Сирии теперь под вопросом? Если абстрагироваться  от мнений существенных международных игроков, являются ли проекты «полезная Сирия»[1] и «Курдская федерация» на территории Сирии актуальными вариантами в этой связи?

 

Проект «полезная Сирия»

 

Если вспомнить ход событий, становится очевидно, что у режима Асада имелись готовые планы и сценарии противоборства любой революционной ситуации в стране, и они существовали до начала революции в марте 2011 года.

Мирный и цивилизованный  характер сирийской революции в первые месяцы, ее стремление к свободе,  достоинству и  национальному государству  были самым тревожным и страшным периодом для режима. Но так как режим Асада является не политическим, а скорее замкнутым авторитарным режимом, использующим насилие как единственный способ решения проблем со своим народом, он не смог справиться с такой ситуацией или дать волю этому движению развиваться до логического конца. Соответственно, пошли в ход все подготовленные режимом планы и сценарии,  для их реализации использовался весь огромный опыт режима, накопленный за все годы его существования.

Как уже известно, план режима по борьбе с революцией состоял из двух частей. Первая часть – это создание ситуации, в которой революционные силы были вынуждены вооружаться. Милитаризация революции подняла уровень насилия до предела, сила применялась против мирных демонстраций и других видов протеста, таким образом режим толкал революцию на поле боя, где у него было больше опыта. Вторая часть плана – это сектаризация[2] революции, для того чтобы держать свою общественную базу в страхе, чтобы она нуждалась в постоянной защите режима. Не вдаваясь в подробности, режиму это удалось, несмотря на беспрецедентные в истории трагедии,  в которых оказался сирийский народ и колоссальный уровень жертв в стране.

Теперь всем стало ясно, что большое предательство мирового сообщества по отношению к революции, состоявшее в нежелании мировых держав создать условия для создания современного национального сирийского государства, еще больше способствовала озверению режима.

В данный момент важно понимать,  что режим с самого начала революции имел только военный вариант решения конфликта: он хотел победить сирийцев и принудить их всех вернуться обратно в «свой дом». Режим и сейчас не имеет других вариантов решения конфликта, несмотря на все изменения в ходе сирийской революции, превращение ее в мировую войну на территории Сирии и против Сирии. У режима и в будущем не будет другого выбора.

Но, с недавних пор, когда режиму стало понятно, что править Сирией в прежней манере стало абсолютно невозможно, он стал думать о так называемом проекте «полезная Сирия», в частности потому, что этот проект совпадает с интересами влиятельных региональных и международных игроков, участвующих в решении сирийского вопроса. Постепенно проект переходил от стадии планирования к стадии реализации. Реализация проекта осуществляется путем методичной политики режима и его сторонников. Цель такой политики – выселить коренных жителей целых районов из своих деревень и городов и поселить туда другое население из числа сторонников режима, что является очень опасным демографическим изменением, похожим на этническую чистку. Это произошло в Хомсе, когда сотни тысяч местного населения были выселены оттуда в период между 2011-2014 годами, это происходит в регионе Эз-Забадани, где Иран и Хезболлах выдавливают население уже больше года, чтобы переселить их в деревни Кафария и Фуаа в провинции Идлиб (где большинство составляетшиитское население), а население этих деревень пересилить в Эз-Забадани. Хезболлах уже сделал это во многих местах на сирийско-ливанской границе в ходе его наступления на город Эль-Кусайр и в регионе Аль-Каламун.

На сегодняшний день такая политика режима продолжает реализовываться в окрестностях столицы Дамаск под предлогом «обеспечения безопасности столицы». Режим умышленно выселяет население регионов, которые он блокирует, он уничтожает и лишает запасов продовольствия и лекарств, чтобы вынудить на так называемое «смирение» (в Дарайя, Моадамия в западной Гуты в пригородах Дамаска, районе Ваер в Хомсе), несмотря на резолюции Совбеза ООН №2254 о снятии блокады  этих районов.

Как известно, 4 года длилась серьезная блокада Дарайя, , кроме собственно блокирования города, режим бомбил город оружием разного калибра, включая запрещенные во всем мире виды оружия, в результате были уничтожены дома и 75% инфраструктуры города. По статистике муниципалитета города, блокада продолжалась 1375 дней (с ноября 2012 года до 26 августа 2016 года), население города составляло 255 тысяч по официальным данным от 2007 года, в 2016 года население города составило 7 тысяч, включая ополченцев. Эти данные соответствовали действительности до 26 августа 2016 года, когда режим начал полную эвакуацию города. За все это время, несмотря на все его оружие режим не смог получить город обратно и выселить все его население и ополченцев, он не достиг бы цели, если бы не получил международное содействие, о котором теперь известно всем.

То, что случилось с ополченцами Дарайя, сегодня происходит с ополченцами в Моадамия, где режим стремится выселить их с семьями в Идлиб, будто они уезжают в другое государство – это крайне вызывающая ситуация. Однако, несмотря на это, действия ООН ограничились лишь  подготовкой логистики перевозки ополченцев, как и во всех других местах!

Одним словом, мы не совсем далеки от правды и мы не утрируем, когда говорим, что происходящее носит характер заранее запланированной, методично реализуемой политики выселения населения окрестностей Дамаска и других районов по пути между Дамаском и сирийским побережьем. Вместо коренного населения туда планируется поселить шиитских поселенцев из Ирана, Ирака и Афганистана, сделать их владельцами земель и домов, которые им не принадлежат, подобно тому, что сделал Израиль, когда выселил коренных палестинцев, а на их место поселил поселенцев со всего мира. Доказывает ли это существование плана по разделению?!

Очевидно, что Россия недалека от поддержки такого плана, так как сирийское побережье – это зона ее стратегических интересов, там расположена российская авиабаза, база подводных лодок в районе Латакии и военно-морская база в Тартусе. Этот «кантон» в рамках «полезной Сирии» в долгосрочной перспективе будет нуждаться в защите.

 

Проект «курдская федерация»

 

Если проект «полезная Сирия» является первой угрозой сирийскому единству, то проект «курдская федерация», который хотят навязать сирийцам, и общее стремление курдов отделиться без сомнения является второй угрозой. Общее в этих угрозах то, что они опираются на внешнюю международную поддержку для реализации и защиты этих проектов.

Известно, что у некоторых представителей влиятельных  курдских кругов, обладающих значительными денежными ресурсами, оружием и внешними связями, отношение к сирийской революции поначалу было неоднозначным, у них даже были общие интересы с режимом Асада, они обменивались взаимными уступками, оказывая определенное противодействие революции. Достаточно подозрительно выглядела ситуация, когда правительственные войска, отступая постепенно из северо-восточной части страны с расширением конфликта в 2012 году, оставили под своим контролем некоторые государственные и административные учреждения. Кроме того, правительственные войска остались в больших городах, таких  как Эль-Хасака и Эль-Камышлы. После отступления партия «Демократический союз» отправила туда группу боевиков, которые обучались у «Рабочей партии Курдистана» с целью управления теми районами, в которых живут курды, после объявления их временной автономией. Режим Асада разрешил этим боевикам войти в города, чтобы впоследствии использовать курдский вопрос одновременно и против Турции, и против сирийской оппозиции.

Эти представители курдских кругов являлись немалой составляющей  угрозы единству сирийской территории. В начале 2015 года курдская партия «Демократический союз», возглавляемая Салихом Муслимом, объявила об «автономии» на севере Сирии (в состав автономии входят три кантона: Джазира, Айн-эль-Араб/Кобани на востоке Евфрата и Африн на западе Евфрата). Через год после этого, 17-го марта, 200 курдских, ассирийских и сирийских (Syriac) делегатов, представляющих 31 партию, собрались на конференции в городе Рмейлан, контролируемом курдскими Отрядами народной самообороны (YPG). Учредительная конференция, посвященная  «системе администрации в Рожаве» под девизом «Демократическая федеративная Сирия – гарантия совместной жизни и братства народов» провозгласила тогда «курдскую федерацию» в одностороннем порядке.

Стоит отметить, что эта конференция проводилась спустя несколько месяцев после формирования «Демократических сил Сирии» ДСС (Сирийская демократическая армия), о котором было объявлено в октябре 2015 года при военной поддержке и под руководством США. Ее задачей была работа в рамках международной коалиции стран-партнеров по борьбе с ИГ/(ИГИЛ). Известно, что эти силы состоят из 20 военных частей, в которые «Демократический союз» включил небольшое количество представителей арабских племен и боевиков-ассирийцев, чтобы создать впечатление, что эти силы состоят не только из курдов. Однако фактически они подчинялись «Отрядам народной самообороны» (YPG) и, соответственно, курдской партии «Демократический союз».

По всей видимости, эта партия, целью которой было полное подчинение себе курдского общества, рассчитывала на то, что США предоставят ей достаточную поддержку для осуществления «проекта федерации». Таким образом они рассчитывали связать Айн-эль-Араб/Кобани и Африн, то есть соединить территории между востоком и западом реки Евфрат, взамен на участие в борьбе против ИГ под их руководством. Расчеты оказались неверными: курды ощутили себя преданными, когда вице-президент США Джо Байден, выступая 24 августа в Турции по поводу начала военной операции Турции в Сирии «Щит Евфрата», потребовал от «Демократических сил Сирии» немедленно отступить на восток от реки Евфрат, чтобы не раздражать Турцию, которая считает это «красной чертой», которую курды не должны пересечь  ни под каким предлогом.

Спецпредставитель США по Сирии Майкл Ратни сообщил «национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил», что курды «попросили нас признать (Рожава/запад Курдистана), но мы им отказали и сказали, что будущее Сирии решается только за столом переговоров».

В любом случае, требование американцев отступить на восток Евфрата не закрыло курдам путь к их «проекту федерации» или их «кантону». Соглашение о перемирии в Эль-Хасаке, подписанное в конце августа под руководством россиян на авиабазе Хмеймим между представителями правительственных сил и «Отрядами народной самообороны», после столкновения между ними в августе, мотивировало курдов дальше контролировать наиболее богатые сирийские провинции на территории 23 тысяч км. По их мнению, это даст им необходимые экономические составляющие для создания стабильного «курдского государства».

Кроме того, существуют данные о том, что «Демократический союз» готовился к военной операции в Эль-Хасаке за месяцы до ее начала, что он в декабре прошлого года предложил американцам начать широкомасштабную операцию по очистке Эль-Хасаки от правительственных сил и контролю квартала с учреждениями госбезопасности в Эль-Камышлы, взамен на обязательства американцев выплачивать зарплаты работникам. Однако американцы не стали даже обсуждать подобный вопрос.

 

Эпилог: необходимые позиции

 

  • Похоже, что «сирийский вопрос» вступает в более сложную, запутанную фазу в результате последовательных изменений ситуации, изменения баланса разных региональных и международных сил. На сегодняшний день сирийцы имеют право выразить свою озабоченность по поводу деятельности международной системы мирового сообщества, несущей ответственность за безопасность всего мира, они могут обвинить ее в подозрительном молчании по поводу случившегося в городах Дарайя, Моадамия, Мадая, Эз-Забадани, долине Барада, Ваер и других местах. Особенно подозрительно выглядит молчание о преступлениях, совершенных на этих территориях, где населению предоставлен выбор между геноцидом путем жесткой блокадой и согласием сдаться властям с последующим выселением из своих земель и домов!
  • С провалом политического урегулирования, из-за неспособности воюющих сторон решить конфликт военным путем, остается только разделить территории влияния этих сторон, опираясь на сложившиеся в результате военных действий карты. Не исключено, что американская цель объявленного 19 сентября соглашения с россиянами – это достижение баланса сил между воюющими сторонами, укрепление линии конфликта в качестве прелюдии к политическому урегулированию. Возникает вопрос: если разделение допустимо согласно стратегиям влиятельных международных сил, стоит ли ожидать откладывания урегулирования до момента созревания подходящих обстоятельств во всем регионе, для того чтобы международные игроки договорились о новом мировом порядке?
  • Появляются утечки информации по поводу  разговоров о карте распределения сил в регионе. В этом контексте можно рассматривать соглашение о перемирии, заключенное Россией в Эль-Хасаке, согласно которому правительственные войска вынуждены были отступать оттуда. Следует ли ожидать создания курдской автономии по принципу «федерального государства» в Сирии, предложенного россиянами ранее.
  • Несмотря на все это, согласится ли сирийский народ согласится со всеми сформулированными вдали от него планами,, не соответствующими его национальным интересам, лишающими его настоящего и будущего? Беспрецедентные в истории жертвы и страдания этого народа на протяжении шести долгих лет революции говорят говорят о том, что этого не будет.
  • Все проекты демографических изменений, которые вынашивает режим и его союзники, подобно проектам «полезная Сирия» и «курдская федерация», лишены разумности и перспективы стабилизации, так как они создаются подобно островам во враждебной и отрицающей их среде. Это помешает реализации этих проектов в качестве стабильного и долгосрочного решения.
  • Ситуация требует от национальных политических и вооруженных сил оппозиции в разных регионах страны снизить давление на блокированные территории, где наблюдается эскалация со стороны режима и его союзников, которые реализуют политику выселения населения в рамках проекта так называемой «полезной Сирии». Оппозиция должна использовать различные механизмы, среди которых укрепление внутреннего фронта, постоянная, непрекращающаяся коммуникация с мировым сообществом, ООН, гражданским обществом и организациями по правам человека с целью противостояния стратегии деконструкции сложившейся этнической карты страны и разделении Сирии.

 

[1] Полезная Сирия – это стратегия (в основном связанная с интересами Ирана) удержания под контролем коридора, связующего сирийское побережье с Хезболлахом в Ливане путем этнической очистки регионов с суннитским населением вблизи  Дамаска и территории под контролем Асада.

[2] Сектаризация – разделение общества на религиозные секты.